С трудом выдерживая курс, он выходит на цель и дёргает ручку сброса, По-2 подкидывает наверх – бомба свистит вниз. У самолёта появляется скорость и самолёт, прижавшись к земле и пользуясь складками местности, уходит за линию фронта.

Эта интересная история случилась перед переломным этапом в Великой Отечественной войне. Шёл 1942 год, немцы рвались к Сталинграду, подтянув танковые соединения и нужно было как-то остановить их. Разведчики выяснили местонахождение запасов горючего и командиру одному из полков пикирующих бомбардировщиков Пе-2 была поставлена задача разбомбить их.

Ещё утром в этом полку было три уцелевших Пе-2, но они не возвратились с задания, а приказ нужно выполнять. Из всех самолётов, способных подняться в воздух остался лишь связной По-2. Такой лёгкий самолёт мог взять бомбовой нагрузки не более 200 кг, а в этом случае нужна была 500-килограммовая бомба.

Командир хмуро оглядел самолёт и приказал укрепить пятисотку на замки топливного бака. Техники попробовали было возразить, что замки не выдержат такой груз, но командир пресёк эти попытки двумя словами:

— Это приказ.

— Кто полетит? – спросил начштаба полка, мысленно понимая, что этот пилот не имеет никаких шансов вернуться.

Командир, не отвечая, приказывает принести ему шлемофон и парашют, но потом говорит:

— Парашют на хрен – это лишний вес, лучше давайте 200 грамм водки.

Начштаба хотел препятствовать вылету, но поняв, что больше лететь некому замолкает.

По-2, ревя натужно мотором, взлетает, так и не набрав высоту, уходит в сторону Сталинграда. Самолёт кидает в разные стороны из-за развесовки и большой нагрузки, он рыскает и кренится, клюёт всё время носом, норовит всё время уйти в штопор, но лётчик как-то удерживает его в воздухе.

Проходят мучительные сорок минут, по пути проносятся мессеры, но очевидно принимают По-2 за еле плетущуюся телегу и не обращают внимания. С полковника льёт ручьём пот, мотор выбрасывает клубы дыма от перегрузки и машину страшно кидает. Внизу видно зенитные расчёты немцев, но они почему-то не стреляют, однако полковнику не до них, он уже видит замаскированные склады.

С трудом выдерживая курс, он выходит на цель и дёргает ручку сброса, По-2 подкидывает наверх – бомба свистит вниз. У самолёта появляется скорость и самолёт, прижавшись к земле и пользуясь складками местности, уходит за линию фронта. Запоздало заработали зенитки, но уже взрываются и горят склады, в общем, фейерверк ещё тот.

На позиции зенитных расчётов прибыло высокое штабное начальство из армии Паулюса, чтобы разобраться, почему они не открывали огонь. Все командиры зенитных расчётов были единодушны в своём мнении и сообщили одно и то же:

— Нам было понятно, что это уже сбитый самолёт – за ним тянулся дымный шлейф и полёт его был больше похож на невероятную акробатику, казалось он падает… самолёты так не летают.

Командир полка вернулся на аэродром целым и невредимым, ему был объявлен выговор, но затем командующий фронтом его обнял и крепко поцеловал, выразив тем самым высшую признательность его мужественному поступку.

Когда во второй половине 60-х годов самолёты начали оснащать речевыми информаторами, пилоты знали об этой штуке, но всё равно каждый раз вздрагивали услышав приятный женский голос, предупреждавший о пожаре на борту или другой какой-либо неприятности. А приятный он был лишь по одной причине, информация записывалась на магнитофон и носителем служила тонкая проволока. Мужской голос звучал на ней как из трёхлитровой банки и был довольно неразборчивым. И тогда-то и произошёл этот случай с лётчиком-истребителем.

В одной из лётных частей проходили обыкновенные учебные полёты. Лётчики уже знали о речевых информаторах, но лишь в теории, поскольку настоящие отказы происходили очень редко. И когда в учебном полёте из-за ложного срабатывания датчика включился речевой информатор и нежный женский голос по СПУ выдал пилоту такую информацию:

«Внимание! Пожар в двигателе» и через доли секунды повторил «Внимание! Пожар в двигателе» молодой пилот от неожиданности подпрыгнул в кресле и закричал по рации: «Баба на борту, баба на борту!» — дёрнул за рычаг катапульты и был таков… Наземная служба сопровождения впала в тихое помешательство, не осознав, откуда в самолёте, рассчитанным на одного пилота, появилась какая-то баба и почему прекратилась связь с пилотом. Самолёт, конечно, потеряли, а лётчик благополучно катапультировался и остался жив.

comments powered by HyperComments