Командир с диким выражением на потном лице беспорядочно дёргал ручку и пинал педали. В поле зрения борттехника попал высотомер и он понял, что машина, теряя высоту, падает прямо на горные пики Анардары.

Этот интересный случай, произошёл в части, где служил борттехник М и раскрыл ему ещё одну сторону лётной жизни. По приказу инженера борттехнику  надо было принять временно вертолёт, выполнявший задачи воздушного командного пункта (ВКП), поскольку постоянный хозяин борта был болен. Командиром экипажа был невысокого роста кап 3, страдавший радикулитом, видно было, как он с трудом и кряхтением гнётся. Правое сидение занимал несуетливый и спокойный старший лейтенант, любивший почитать во время полёта интересную книгу.

В новом составе первые полёты прошли успешно, выполняя функцию ретранслятора, экипаж поддерживал связь с другими машинами, набрав высоту 5000 метров и нарезая круги над горами Анардары. Но, однажды, на вылет опоздал правак, а время, на которое было назначен выход на связь с командиром эскадрильи, неумолимо приближалось и маленький кап 3 принял решение вылететь без него.

Сказав, что от этого читуна всё равно мало толку, он посадил на правое сидение борттехника, чтобы на КП ничего не заметили. Возвратившись и зарулив на стоянку, они увидели старшего лейтенанта спокойно сидевшего на ящиках и читавшего книгу. Выслушав всё, что о нём думал возмущённый командир, он только пожал плечами и они удалились в расположение эскадрильи.

На следующий день экипаж прибыл в полном составе. Борттехник в шутку предложил праваку опять посидеть и почитать на стоянке, но встретив яростный взгляд кап 3, поперхнулся и стал молча готовиться к полёту.

Набрали высоту и отойдя к горам Анардары стали с небольшим креном делать круги – борттехник, откинувшись на закрытую дверь кабины, начал клевать носом, а старший лейтенант уткнулся в книгу. В горной местности обычное явление нисходящие потоки и, видимо, вертолёт попал в один из них, его качнуло и он завалился с правым прогрессирующим креном. Кап 3, исправляя ситуацию, двинул ручку влево, но переусердствовал и машина получила крен в 50 градусов уже в левую сторону.

Командир, стараясь исправить положение, снова перевёл ручку вправо и вертолёт снова охотно ушёл в глубокий правый крен, а кап 3, борясь с управлением, взял ручку на себя, машина высоко подняла нос, ручка была немедленно переведена вперёд и вертолёт начал пикировать. Со стороны эта свистопляска выглядела замысловато – вертолёт скакал по небу, переваливаясь с боку на бок.

Очнувшийся от дремоты борттехник, смотрел с ужасом на авиагоризонт, который, то заполнялся чернотой, то белел. Командир с диким выражением на потном лице беспорядочно дёргал ручку и пинал педали. В поле зрения борттехника попал высотомер и он понял, что машина, теряя высоту, падает прямо на горные пики Анардары. Пытаясь надеть парашют, он никак не мог зацепить карабин, потные пальцы скользили мимо.

По внутренней связи вдруг раздалось – «прекрати хулиганить командир, я попробую сам». И старший лейтенант точными и простыми движениями прекратил скакание вертолёта и поставил его в набор высоты. «Прими управление командир» и затем проворчал – «дайте почитать спокойно».

И борттехник понял, что пилоты бываю разные – одни лётчики от бога, другие, вообще – никакие. После этого случая, борттехник никогда не садился в правое кресло, а если правый запаздывал, то сам шёл его искать.

comments powered by HyperComments