Нервы российского лётчика с Су-27 оказались крепче, чем у норвежского пилота

Советские перехватчики ещё во времена холодной войны вели сопровождение самолётов-разведчиков над просторами Арктики и Балтийским морем. Зачастую, сблизившись почти вплотную, экипажи фотографировали друг друга и фото улыбающихся советских лётчиков украшали стены помещений эскадрилий на Западе. Одно такое опасное сближение норвежского P-3 Orion и перехватчика Су-27 закончилось столкновением и могло привести к непредсказуемым последствиям.

Предистория конфликта

Снимки, сделанные зарубежными самолётами-разведчиками проходили тщательный отбор и изучение, советские газеты и журналы, публиковавшие фотографии новейших образцов техники сравнивались с полученным фотоматериалом и снимками со спутников или сделанных нелегально, работающими на территории СССР шпионами.

Так, ещё в январе 1987 года один из самолётов-разведчиков 333-й эскадрильи норвежских ВВС над Баренцевым морем сумел сделать первые снимки перспективного истребителя-перехватчика Су-27. Однако, следующая встреча 13 сентября того же года с новой машиной советских ВВС для экипажа P-3 Orion закончилась весьма печально.

Обстоятельства лётного просшествия

Самолёт Orion, пилотируемый лейтенантом Яном Сальвессеном патрулировал вдоль арктической границы советского государства над нейтральными водами,  наблюдая за крупными учениями советского Краснознаменного Северного флота. Расстояние до береговой черты было около 80 км и в это время экипаж Р-3 заметил приближающийся слева советский перехватчик Су-27.

Истребитель сближался с cамолётом-разведчиком постепенно сокращая дистанцию и когда оставалось всего лишь 50 метров пилот Ориона неожиданно выпустил шасси, будто бы советуя лётчику Су-27 прекратить сближение. Обычно в таких случаях норвежские пилоты задействовали закрылки, гася скорость и советские машины проносились далеко вперёд. Но, перехватчик,  не поняв неадекватных действий норвежского пилота, продолжал сокращать дистанцию и только оказавшись  на расстоянии два метра увеличил скорость и отдалился от натовского самолёта-разведчика.

Испытавший сильный стресс и вспотевший Ян Сальвессен нашёл силы продолжить выполнять задание и через 15 минут вновь увидел под левой консолью, приближающийся Су-27, который вскоре завис прямо под крылом. Неожиданно перехватчик прибавил скорость,  начал движение вправо и видимо не рассчитав задел верхней законцовкой левого вертикального оперения за лопасти винта крайнего правого мотора Orion.

Момент столкновения
Неожидано, уходя вправо и вверх, Су-27 задел законцовкой киля лопасть вращающегося винта самолёта-разведчика P-3 Orion.

Экипаж норвежского самолёта замер в ужасе, лишь было слышно как обшивку фюзеляжа пробивают осколки разрушившегося винта, в это время советский перехватчик в левом развороте обошёл Orion, словно оценивая случившееся и скрылся в направлении своего аэродрома базирования, невдалеке от Мурманска.

На натовском самолёте началась сильная тряска, пришлось флюгировать крайний правый мотор и на оставшихся рабочих трёх двигателях спешно убираться восвояси. Собственно это нельзя считать столкновением, поскольку участники инцидента не пострадали и экипаж Р-3 и наш перехватчик Су-27 благополучно совершили посадку каждый на своей базе.

Заключение

В ответ на официальный протест норвежского министерства иностранных дел, советское правительство принесло извинения, но указало на опасную провокацию  натовского самолёта при сближении, выразившиеся в не совсем ясных действиях при выпуске шасси. Хотя всё завершилось и благополучно, но это лётное происшествие показало сторонам конфликта всю важность международного сотрудничества при выполнении полётов над нейтральными водами

comments powered by HyperComments