Я над посадочной полосой, высота 600 метров, уменьшаю скорость, но усилия возрастают и приходиться держать ручку двумя руками, отклоняя её вправо и вперёд.

Этот интересный и поучительный случай произошёл во время второго чемпионата России по самолётному спорту в 1993 году. Команда Читинского авиаспортклуба выходит на первое место и остаётся отлетать «тёмный комплекс», который отобрали по конкурсу и по счастливому совпадению был составлен именно этой командой.

Это было третье упражнение в соревнованиях, перед которым наш спортсмен облётывает самолёт и докладывает, что самолёт при отпускании ручки управления норовит сделать правую полубочку.

Такой недостаток нивелировки техники устраняют, выгибая пластинчатые триммеры в нужную сторону.

Остальной рассказ от первого лица – капитана команды Читинского АСК.

«Принимаю решение лететь первым, тем более что комплекс составлял я, думаю, моим товарищам будет полезно посмотреть и мысленно в голове прокатать это упражнение. Соревнования идут привычным порядком, я где-то в первой пятёрке. Пора садиться в самолёт, запрыгиваю на крыло, вижу – нет парашюта. Бегом искать, передают парашют нашей спортсменки Светланы, которая должна была лететь первой по жребию. Она девушка хрупкая, обкладывается подушками от кресел Як-52 и поэтому подвесная система растянута так, что мама не балуй.

Делать нечего, укладываю этот парашют в чашку сидения Як-55М, привязные ремни подтягиваю и регулирую педали по росту.

Команда на запуск, полетели. Выхожу в зону и начинаю первую вертикаль, во время выполнения чувство как будто кто-то нажал на левое крыло. Мысленно ругаю техников, чёртовы регулировщики перегнули пластины…Выполняю первую фигуру, на вращении усилия не проявляются, но при выходе чувствуется более сильное давление на крыло.

Опять мысленный посыл в сторону неумёх техников, продолжаю упражнение…Штопорные вращения, на которых усилия несколько возрастают и на выводе тяжелеет ручка управления. При вращении на угле 450 вверх, на дуге появляется сильный момент, тянущий влево. Выхожу в горизонт и усилия настолько возрастают, что прерываю упражнение и докладываю РП что-то о неисправных элеронах.

Установив горизонтальный полёт, начинаю понимать, что всё гораздо хуже чем казалось. Я над посадочной полосой, высота 600 метров, уменьшаю скорость, но усилия возрастают и приходиться держать ручку двумя руками, отклоняя её вправо и вперёд. Осматриваю рулевые поверхности элеронов и руля высоты – отклоняются вслед за ручкой.

И тут в голове всплывает случай, происшедший на международных соревнованиях. У одного из участников при  перегрузках «поползло» крыло и он, увидевши это, выполнил полубочку и зашёл на посадку вниз головой вверх колёсами, перед приземлением ещё одна полубочка, касание полосы и крыло отваливается. Ну, думаю, это не мой случай.

Уперев ручку коленкой, другой рукой дотянулся до кнопки радиостанции на РУД и запросил посадку. Мелькает мысль, выдержат ли тросы рулевого управления и тяги? А если выпрыгнуть с парашютом, но вспомнив, что система не подогнана и сильно вытянута, отбрасываю эту мысль к чёртовой матери.

Открыв фонарь, устанавливаю более крутую глиссаду, на случай, если всё же придётся прыгать. Скорость уменьшается, а усилия возрастают, мысленно молюсь, чтобы выдержали тяги и тросы управления. Сажаю самолёт, с трудом парируя усилия на ручке, касание, вздох облегчения и не спеша рулю на стоянку. Замечаю, как округляются глаза у спортсменов при виде моей левой плоскости.

Зарулив, вываливаюсь из кабины и бегом осматриваю крыло. Ничего себе, мама родная! – посреди элерона вдоль его кромки идёт трещина, обшивка разодрана и выгнута навстречу потоку. Зря я ругал техников.

РП пошёл нам навстречу и разрешил перелетать упражнение, что я и сделал в этот же день».

А наутро наша сборная команда Читинского аэроклуба стала чемпионом России по самолётному спорту.

 

comments powered by HyperComments