Загадочная авиакаастрофа

Сделав промежуточную посадку в Ленинграде, дальнемагистроальный авиалайнер Ил-62 в октябре 1972 года 13 числа заканчивал международный пассажирский рейс SU217 по маршруту Париж — Ленинград — Москва. Выполняя заход на посадку в московский аэропорт Шереметьево, самолёт столкнулся с земной поверхностью рядом с озером Нерское, спастись не удалось никому погибли все члены экипажа 10 человек и 164 пассажира. Причина этой авиакатастрофы так и осталась невыясненной до настоящего времени.

Обстоятельства лётного происшествия

После плановой посадки в Ленинграде борт СССР-86671 в 20 :59 по мск времени вылетел с аэропорта Шоссейное и набрав эшелон 9000 метров взял курс на Москву. Самолёт пролетел контрольный пункт входа в Московскую воздушную зону Починок севернее 15 км и диспетчер подхода разрешил занять высоту 7200 метров с выходом на ОПРС Богданово.

Экипаж самолёта Ил-62 рейса SU 217 давно работал на международнных авиалиниях и имел достаточный опыт выполнения таких полётов. Командир воздушного судна А.М. Завальный летал практически на всех гражданских авиалайнерах того времени, второй пилот Н.В. Адамов воевал во время ВОВ, после войны поступил в Ейское военное училище лётчиков, окончил его и летал на МиГ-17. Попал под сокращение и поступил в гражданскую авиацию, где получил квалификацию второго пилота на Ил-62. Под стать им были и остальные члены экипажа — штурман Н.А. Щур, бортинженер В.П. Басурин, бортрадист В.С Козьмин.

Правый пилот Ил-62, потерпевшего катастрофу под Москвой Адамов Николай Васильевич

После сообщения экипажа о пролёте Богданово, диспетчер подхода заметил, что по отметке на экране локатора борт 86671 не долетел 35 км до входа в коридор и находится на 30 км южнее трассы. Для выхода на трассу экипажу была дана команда взять курс 900, что было немедленно выполнено и самолёт вышел в коридор №1 МВЗ, продолжая снижение на Савелово до эшелона 3700. Пилоты уточнили проход ОПРС и получили команду взять курс 1800, продолжать снижение до 1800 и перейти под управление диспетчера круга.

Выполняя команду диспетчера круга о занятии высоты 400 метров, экипаж на эшелоне перехода 1200 установил барометрическое давление 742мм. рт. ст, соответствующее давлению на уровне взлётно-посадочной полосы и уточнил условия и посадочный курс, поскольку диспетчер забыл об этом сообщить.

Диспетчер выдал условия посадки и дал команду на продолжение снижения с курсом 680 в район третьего разворота, на что командир воздушного судна ответил «Понял вас», а спустя три секунды, бортрадист доложил «снижаемся в район третьего до 400 метров по давлению 742». После этой фразы радиста, борт 86671 больше не отвечал на запросы диспетчера и его отметка исчезла с экрана радара.

Накренясь в правую сторону, авиалайнер на скорости 620 км/час с вертикальным снижением 12 м/сек в 21 : 49 : 22 задел правой консолью землю и упал вблизи берега Нерского озера, пропахав по открытой местности порядка 330 метров. Машина врубилась в лесной массив, где ещё протащилась 200 метров и окончательно разрушилась. По траектории падения были разбросаны мелкие куски обшивки и детали планера на площади 550 на 80 метров. Все 174 человека, летевшие рейсом 217 погибли.

Детали расследования

В ходе расследования было выяснено, что погода не могла как-то повлиять на причину крушения, видимость в районе захода на посадку была 1.5 км, ветер слабый не более 3-5 м/сек, температура +6 градусов. Установленный на Ил-62 автопилот «Полёт-1» разрешал производить посадку в автоматическом режиме.

До момента крушения двигатели и все системы авиалайнера функционировали в нормальном режиме, бортовой регистратор МСРП-12 записал, что, пройдя отметку 800 метров пилоты стали выводить самолёт из снижения за 34 секунды до столкновения на скорости 560 км/час. Параметры снижения и действия пилотов до высоты 600 были адекватными. Но, после этого рубежа никто из членов экипажа не предпринимал дальнейших попыток к прекращению снижения, вплоть до столкновения с земной поверхностью. Причина такого поведения пилотов осталась неясной, вследствие окончания проволоки (носителя записи) у речевого самописца.

Попутно комиссия выявила недостатки в работе диспетчерской службы: диспетчер посадки не сразу указал посадочный курс, уточнил лишь после запроса КВС. Сам экипаж по ошибке озвучил величину 746 вместо 742, на что не последовало никакой реакции также от пилотов не было доклада об установке давления аэродрома и диспетчер не уточнил действия экипажа.

Комиссия выявила, что даже неточная установка давления не могла привести к катастрофе, в случае оставления давления 760, высота при занятии 400 метров была бы не ниже 200 метров, а это нормально для выхода в горизонтальный полёт. Стало очевидно, что точную причину катастрофы определить невозможно и существуют лишь версии, почему пилоты не препятствовали снижению начиная с высоты 600метров.

Явная причина катастрофы это преждевременное снижение по неустановленной схеме захода на посадку. Основная версия, озвученная комиссией, экипаж неправильно выставил давление на барометрическом высотомере.

Заключение

Совершенно ясно, что загадка этой катастрофы с Ил-62 так и осталась не раскрытой. Разрабатывались различные версии, даже по линии КГБ предполагалось нападение на экипаж группы чилийцев, летевших этим рейсом и применивших баллончик с нервно-паралитическим газом. Следы этого газа экспертиза обнаружила в кабине экипажа. Другая версия предполагала, что газ вытек из баллончика, находившегося у одного из членов экипажа. Но, так или иначе, загадка остаётся до сих пор.