Наш воздухоплаватель, задубевший от мороза, вцепившись в кресло, стеклянным взглядом наблюдает за лайнерами, заходящими мимо него на посадку.

Эта история произошла в преддверии перестройки в 1982 году. Молодой человек решил осуществить давнюю мечту – полетать, но выбрал для этого необычный способ. К садовому креслу привязал четыре с половиной десятка метеорологических шаров, взял пиво с бутербродами и зачем-то дробовик. Шары были наполнены гелием и как только друзья по его команде отвязали трос, удерживающий кресло с воздухоплавателем, эта сила вознесла эту конструкцию высоко в небо примерно на тысячу метров, вместо запланированных 30 метров.
В ближайшем аэропорту командир, заходящего на посадку самолёта докладывает диспетчеру:
— В посадочном эшелоне какой-то чудак мотается в садовом кресле.
— Что – что? – восклицает изумлённый диспетчер.
— Вцепился в кресло и летает, у вас аэропорт всё-таки или что? – передаёт командир.
— Командир, вы здоровы, не желаете передать управление второму пилоту – иезуитским голосом осведомляется диспетчер.
— Вас не понял, это с какой стати – удивляется командир.
— Повторите сообщение диспетчеру – приказывает земля и врубает громкую связь на командном пункте.
— У вас на посадочном курсе летает в кресле человек, пока не мешает, но ветер всё-таки – докладывает опять командир. Старший смены от удивления икает и смотрит квадратными глазами. К приземляющемуся самолёту мчится скорая помощь с психиатром.
Второй борт передаёт:
— Что это у вас за воздушные шарики с привязанным козлом на курсе шарахаются, вы, вообще, контролируете воздушную обстановку? — у диспетчеров возникает тихая паника.
Диспетчер спрашивает тихим голосом:
— Спокойствие командир, это наблюдает кто-то кроме вас?
— Мне бросить управление и идти опрашивать пассажиров слепые они или как? – негодует голос с борта.
— Почему они должны ослепнуть, у вас какие-то другие симптомы наблюдаются – вкрадчиво говорит диспетчер.
— Кроме козла, на шариках на посадочном курсе никаких расстройств, а проблемы – это работа с вашим аэропортом – отвечает экипаж.
Дальше только хуже, очередные борты, заходящие на посадку несут такую же чушь, по мнению диспетчеров. Экипажи негодуют:
— Скажите студентам нечего праздновать Хэллуин на посадочном курсе в воздухе.
— Спокойно командир, сколько их? И что наблюдаете – спрашивает диспетчер.
— Полосу вижу хорошо.
— К чёрту полосу!
— Земля у вас всё в порядке?
У следующего борта интересуются:
— Вы видите неопознанный летающий объект?
— Какой неопознанный, даже очень опознанный – это человек.
— Какой человек?
— Синий.
Диспетчер в тихом бешенстве:
— Почему синий?
— А за бортом минусовая температура, попробуйте сами полетать.
— Какая же сила держит его в воздухе? – интересуется диспетчер.
— Так к стулу привязаны шарики – отвечает экипаж.
— Какие шарики? – возмущается диспетчер.
— Это вы у меня спрашиваете? – в свою очередь негодует командир.
Эфир накаляется от радиообмена в темпе рэпа. Но старший смены понимает сложившуюся ситуацию и вылеты придерживают, другие самолёты направляют на запасной аэродром и аэропорт закрывают.

летающее садовое кресло
Он летал на таком кресле

Сообщают военным, поклявшись, что врач рядом и они не сумасшедшие. Дежурный истребитель поднимают по тревоге. Наш воздухоплаватель, задубевший от мороза, вцепившись в кресло, стеклянным взглядом наблюдает за лайнерами, заходящими мимо него на посадку. Очередной рёв двигателя слышен громче и отчётливее, он поворачивает голову и видит истребитель с пилотом, внимательно разглядывающего это чудо.
Необъяснимая сила заставляет его показать средний палец пилоту, хотя на это уже нет никаких сил в застывших руках. Военный лётчик ухмыляется и докладывает на КП:
— Жив студент.
Вылетевший вертолёт пытается крюком зацепить шары, но струя от несущего винта отбрасывает их в сторону. Усиливающийся вечерний бриз несёт кресло с вцепившимся в его ручки молодым человеком в море. Вертолёт возвращается, захватив снайпера, который поочерёдно расстреливает шары и заставляет всю конструкцию плюхнуться в море, где поджидавшие спасатели на катерах вытаскивают неудачливого воздухоплавателя.
Четверо матросов отдирают ноги и руки, судорожно держащие кресло, плескают в стакан грамм двести водки и дают глотнуть напрочь замёрзшему отчаянному молодому человеку. Лицо его постепенно розовеет и возвращается дар речи. Когда булавки впиваются в сведённые мышцы, он улыбается и произносит матерное слово.
На вопрос, зачем он такое сотворил, молодой человек отвечает:
— Шататься без дела надоело, вот и полетал тля.
Вот такие они наши русские люди.

comments powered by HyperComments